Мысли мужчин

ЛОМБРОЗОФЕРРЕРО

Обратимся к выводам, которые сделали исследователи Ломброзо и Ферреро в своей книге "Женщина преступница и проститутка".

Итак: "Женская преступность имеет более циничный, жестокий, испорченный и ужасный характер, чем мужская". (Rukere, стр. 138 И: Торбы, 1993г).

"Конфуций когда-то сказал, что на свете нет ничего, что более портит других и само подвергается порче, чем женщина".

"Известно изречение Эврипида: "Страшна сила волн, пожирающего пламени, ужасна нищета, но страшнее всего женщина".

"Испорченность женщины, – говорит Ломброзо, – преимущественно сказывается в двух особенностях ее преступлений: в их множественности и жестокости".

"Многие врожденные преступницы отличаются совершением преступлений не одной, но нескольких категорий, а некоторые из них являются исполнительницами двух родов преступлений, которые у мужчин взаимно исключают друг друга, именно: отравления и убийства".

"Преступница больше софистична и хитра, нежели преступник, – говорит Rukere.– Она всегда находит отговорки и оправдания, поражающие своею неожиданностью и странностью".

"Девушки, – пишет пастор Arnoux, – не только больше мальчиков подвержены злу, но они также лгут более ловко и дерзко, чем они, с большей смелостью рассказывают разные выдуманные ими истории и превосходят их в искусстве лицемерить".

"В общем, оправдания преступниц также отличаются сложностью и нелепостью, то есть той именно запутанностью, которую мы так часто находим в планах их преступлений. Мы опять встречаемся здесь со свойственной даже нормальным женщинам лживостью, но осложненной и доведенной до крайних пределов. Преступницы эти лгут прямо в глаза с таким упорством, несмотря даже на самые очевидные улики потому, что они вообще мало чувствительны к истине и не могут вообразить себя на месте судей, убежденных массой доказательств в их виновности.

Логичность фактов не имеет в глазах их никакого значения, потому что они, как женщины, не признают силы неоспоримой убедительности и думают, что все рассуждают так же, как и они. К этому присоединяется еще действие самовнушения, благодаря которому они, в конце концов, начинают сами верить в часто повторяемую ими ложь – самовнушение, влияние которого тем сильнее, чем скорее сглаживается из их памяти воспоминание о совершенном преступлении. С течением времени, когда истинная суть самого злодеяния ими почти совершенно забыта, они помнят только свой собственный вымысел, не заботясь уже о том, насколько он соответствует истине. Поэтому ложь сопряжена у преступниц с ничтожным напряжением их умственных способностей, и так как на характер вымысла они обращают тоже мало внимания, то вся энергия их сводится к упорному повторению его без колебаний и неуверенности, благодаря чему они нередко вселяют доверие к своим словам даже в сердцах судей и присяжных заседателей".

От себя мы добавим: вот на что нужно обратить внимание доверчивым мужчинам, думающим, что "невозможно же врать с такой убедительностью!".

"Именно в противоположность тому, что мы наблюдаем у мужчины, женщина – преступница по страсти – приближается то к врожденной, то к случайной преступнице: обдуманность намерения и нравственная испорченность играют в ее преступлениях значительно большую роль, чем у мужчин".

"Те женщины, которые нарушают права чужой собственности, смотрят на свое преступление так же, как дети на совершаемое ими воровство, т.е. как на более или менее смелый поступок, относительно которого они отвечают исключительно перед собственником вещи, а не перед законом: иначе говоря, по их мнению, дело идет здесь о совершенно индивидуальном проступке, а не о нарушении социальных порядков.

Нормальной женщине свойствен известный запас дурных инстинктов, а вместе с тем и предрасположенность к подобной форме преступности по страсти".

"Мы доказали именно раньше, что нравственное чувство почти совершенно не развито у нее и что ей свойственны некоторые преступные наклонности, как мстительность, ревность, зависть и злость, которые, впрочем, при обыкновенных условиях нейтрализуются ее сравнительно малой чувствительностью, равно, как и ничтожной интенсивностью ее страстей. Если нормальная во всем остальном женщина возбудима более обыкновенного, и если у нее повод к преступлению самый серьезный, то преступные наклонности ее, физиологически дремлющие, пробуждаются: она становится в таком случае преступницей, но не вследствие силы своих страстей, которые у нее обыкновенно посредственно-слабы, но благодаря своей пробудившейся преступности. Таким образом, даже совершенно нормальная женщина может сделаться преступницей, не будучи в то же время преступницей по страсти, так как страсти ее никогда не достигают значительной интенсивности. Но они составляют, тем не менее, неотъемлемую часть всякого преступления, так как пробуждение в женщине скрытой преступности обуславливается только оскорблением самых дорогих для нее чувств".


ЛОМБРОЗОФЕРРЕРО




2017-04-22 02:11:37
комментарии:

- Мысли мужчин связаться с авторами сайта | карта сайта Яндекс.Метрика